Классические картинные галереи плохо понятны рожденным в конце 2010-х

Прошедшая в субботу, 18 мая, «Ночь музеев» заставила москвичей возобновить старый спор: уместно ли приводить в музеи и на выставки маленьких детей? Эту проблему вновь активно обсуждают в соцсетях. С одной стороны, какие могут быть вопросы — ребенок должен учиться ценить прекрасное, и чем раньше состоится первое свидание с импрессионистами и египетской мумией, тем глубже внедрится культура посещения музеев как таковая. С другой стороны, далеко не все юные граждане способны вести себя в музеях как полагается — не кричать, не бегать, а чинно наслаждаться искусством.

«Пытаются залезть на экспонаты»: москвичи вновь заспорили о поведении детей в музеях

Куда можно и куда нельзя ходить с маленькими детьми — вопрос настолько дискуссионный, что в Интернете об него ломают миллионы копий. Кого-то из окружающих раздражают дети в ресторанах (портят атмосферу романтических завтраков, обедов и ужинов!), кто-то против мелюзги на пляжах и в аквапарках (кричат и мешают блаженно возлежать на шезлонгах), кого-то смущают маленькие посетители музеев. Причем на вопрос, кого именно считать «маленькими», единого ответа быть не может. Пожалуй, большинство сходится на мысли, что висящий в «кенгурятнике» полугодовалый ценитель искусства может так громко выражать восторг при виде фламандских натюрмортов, что все окружающие уже не в силах будут оценить их по достоинству. А вот насчет детсадовцев и младших школьников единого мнения нет. 

Как правило, водить маленьких (дошкольного возраста) детей в музеи обожают родители, которые сами без ума от этого вида досуга. Обыкновенно они, родители, и сами рано начали приобщаться к музейной культуре — поэтому ничего неестественного в этом они не видят. Вот только с нынешней детской психологией процесс, кажется, становится сложнее, чем тридцать лет назад (или, может быть, мы и наши родители просто забываем все плохое?).

— Начали водить дочь в музеи с полутора лет, потому что надоело постоянно оставлять ребенка с бабушкой, хотелось именно семейного досуга, — говорит 40-летняя Алена Сергеева. — Погулять по центру до и после собственно музея, сесть где-нибудь в кафе, в общем, возродить традиции, которые были у нас в семье до рождения ребенка. Но оказалось, что быть родителями в данном случае намного сложнее, чем помнилось из детства. Ты не только посетитель музея, но и экскурсовод и даже аниматор для ребенка, и это нужно осознавать каждую минуту.

По словам Алены, музеи классического образца — в том числе те, в которых (как в египетских и греческих залах ГМИИ, например) замирало сердце детей 80-х и 90-х годов, современным детям оказываются скучны: без постоянного родительского «конферанса» они теряют нить экспозиции. И лишь редкие артефакты — прежде всего самые масштабные, как египетские саркофаги, копии статуй кондотьеров или чучела крупных животных в Зоологическом музее — способны сами собой привлечь искреннее внимание ребенка.

— Пошли с шестилетним сыном в Музей космонавтики, экспонаты там свели бы меня с ума, когда я был маленьким, такого тогда не показывали, — признается 44-летний Артур Минасян. — Но, к моему удивлению, ребенка все эти экспонаты оставили равнодушными. Может быть, дело в том, что там очень жесткая система экскурсий: группу детей ведут по четкому маршруту, задержаться у каждого экспоната не получается, плюс толпы народу везде. Но факт остается фактом: многим детям там неожиданно скучно.

Другая крайность — безудержное буйство во время посещения музея (то, что зачастую мешает сотрудникам и другим посетителям). По наблюдениям опрошенных «МК» родителей, обычно такое случается как раз около крупных и привлекательных экспонатов в музеях классического образца, где взаимодействие с экспонатами не предусматривается. Дети, однако же, не могут сдержаться и устраивают игры вокруг таких экспонатов (особенно если в музей пошла целая компания юных экскурсантов).

Здесь нужно понимать — современные дети выросли в совсем другой системе координат, нежели их родители, чье детство пришлось приблизительно на 90-е. И дело вовсе не в том, что «совсем от рук отбились», нет, разгадка сложнее — самые юные россияне не знают жизни без компьютеров, планшетов и прочих технологий. Соответственно, они привыкли, что абсолютно всё можно потрогать или, скажем, раздвинуть картинку пальчиками, если хочется рассмотреть повнимательнее. Современные — интерактивные — музеи идут навстречу, а вот в классических так не получится (давно вы в Эрмитаже что-нибудь руками трогали?). 

— Исторический, Зоологический, Палеонтологический музеи с детьми — это изощренная пытка для учителя и сопровождающего, — рассказывает Любовь, преподаватель начальных классов одной из московских школ. — Стоит на секунду ослабить дисциплину в группе — а это приходится делать, невозможно несколько часов держаться за руки и ходить строем, как на пешеходном переходе — как начинаются гонки по залу, кто-нибудь обязательно попытается залезть за шнур к экспонатам, куда-нибудь сесть, что-нибудь покрутить или нажать. Это нормально с точки зрения возрастной психологии, но поскольку за детей отвечают взрослые, лично я за каждую такую экскурсию сбрасываю, можно сказать, несколько килограммов. 

Проектировщики музейных экспозиций об этой проблеме, кстати, хорошо осведомлены. Именно поэтому все в большем числе музеев формируются детские программы, экскурсии, дружественные к детям пространства, где играть и трогать все руками не только можно, но и нужно. Для этого применяются не только музеологические приемы, но и наработки… парков развлечений (пусть для истых музейщиков «диснейленд» по-прежнему страшное ругательство). 

— Пришли в конце концов к тому, что с дошкольниками ходим только на детские программы, — отмечает Алена Сергеева. — Имею в виду те, которые с аниматорами и детскими группами, где почти не бывает других посетителей. Детям очень нравится — например, в Музее музыки есть программы, в которых можно стучать и дудеть в различные музыкальные инструменты. Ребята выходят совершенно счастливые. Только одно жалко: взрослым это не слишком интересно, и не получается, как в нашем детстве, общего переживания с родителями.

С точки зрения же музейного дела детские программы — действительно решающие проблему детской скуки и буйства — имеют еще один крупный недостаток. Да, здесь обилие мультимедийных приемов и материалов, элементы игры — которые и захватывают внимание ребенка. Но при этом здесь нет трепета соприкосновения с подлинной древностью — как, например, когда ты смотришь на берестяную грамоту, которой около тысячи лет, с расстояния вытянутой руки. Этого ощущения «причастия к Времени» детские программы не дают.

Источник: www.mk.ru

От admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *